«РОСАТОМ» / АО «ГНЦ РФ – ФЭИ»

Владимир Александрович Малых

Владимир Александрович родился 20 января 1923 г. в деревне Шуртан Свердловской области. С 16 лет он совмещал учебу в средней школе с преподаванием на курсах механизаторов Туринской МТС. Школу окончил на отлично, что давало право на поступление в вуз без экзаменов, однако из-за семейных трудностей ему пришлось два года преподавать физику и математику в старших классах Туринской школы. В 1942 г. В.А. Малых стал студентом Московского университета и одновременно начал зарабатывать на жизнь, работая лаборантом в НИИ физики МГУ.

Шла Великая Отечественная война. В декабре 1943 г. его призвали в армию. Красноармеец Малых служил мотоэлектриком в 232-й танковой бригаде. При перевозке боевой техники был ранен, контужен и после этого переведен в нестроевой состав и с 1944 г. служил в штабе Тульского полка войск НКВД. После демобилизации в июле 1946 г. вернулся на учебу в МГУ и работу в НИИ при МГУ. Однако, женитьба, здоровье, материальные трудности заставили Владимира Александровича бросить учебу и искать другую работу.

С 26 марта 1949  г. Владимир Александрович по приглашению А.И. Лейпунского перешел в Лабораторию «В». Здесь, начав старшим лаборантом в лаборатории О.Д. Казачковского, он за сравнительно короткое время зарекомендовал себя квалифицированным конструктором и технологом. Как вспоминает О.Д. Казачковский, Владимир Александрович был не только генератором интересных идей, но и умелым специалистом для их практического воплощения. Многие сложные работы выполнял своими руками. В общем, показал себя настоящим самородком, завоевал заслуженный авторитет. Через некоторое время его творческий потенциал вышел за рамки группы ускорителей и начался его быстрый рост: он был начальником конструкторского бюро, и.о. зав. механическими мастерскими, и.о. старшего научного сотрудника, и.о. зав. лабораторией.

Многогранный талант конструктора у В.А. Малых проявился при решении проблемы получения блоков из оксида бериллия высокой плотности, необходимого для создания реактора с бериллиевым замедлителем. Ранее разработанная технология изготовления блоков методом шликерного литья и последующего обжига не обеспечивала требуемого качества и плотности. По идее и под руководством В.А. Малых была создана установка и разработана технология получения блоков из порошка оксида путем горячего прессования. В итоге, впервые в нашей стране были получены блоки требуемого качества.

Этот важный для Лаборатории «В» факт не остался незамеченным. В конце 1950 г. Ученым советом он был утвержден соискателем ученой степени кандидата технических наук. Одновременно было возбуждено ходатайство перед ВАК о допуске его к защите диссертации без законченного высшего образования.

В 1951 г. В.А. Малых была поручена разработка тепловыделяющих элементов (твэлов) для Первой АЭС. Создание надежно работающего твэла в то время оказалось одной из сложнейших задач, не имевшей аналогов в мировой практике. Не было ни практического опыта, ни теории создания твэлов. Можно только восхищаться и удивляться, как В.А. Малых с его небольшим коллективом удалось решить эту проблему за очень короткий срок. К моменту, когда разработка твэлов была поручена Малых, уже были развернуты материаловедческие и технологические работы по различным вариантам твэлов в НИИ-9, ЛИП АН СССР, НИИ-13. Проверка качества первых образцов твэлов в выше названных организациях не принесла положительных результатов. Они не выдерживали требуемых длительных тепловых нагрузок.

Под руководством В.А. Малых были начаты работы по поиску различных вариантов твэлов, в результате которых выбрали вариант твэла дисперсионного типа, где топливо находилось в виде крупки, а тепловой контакт между топливом и оболочкой обеспечивался магнием. Процесс заливки магнием был главным и самым ответственным во всей технологии изготовления твэлов и проводился он на уникальной установке, созданной по идее и под руководством В.А. Малых. Первые опытные образцы твэлов дисперсионного типа успешно выдержали тепловые испытания, а затем испытания в реакторе РФТ.

В августе 1953  г. В.А. Малых был назначен начальником технологического отдела. Позднее Д.И. Блохинцев в своих воспоминаниях отметит характерные для того времени обстоятельства: люди выдвигались на должности скорее по своим способностям, нежели по дипломам и званиям.

В октябре 1953  г. твэл, разработанный В.А. Малых, был окончательно выбран для Первой АЭС и рекомендован для изготовления на Электростальском машиностроительном заводе (ЭМЗ), где для этой цели создавался специальный цех. Производство твэлов было организовано на ЭМЗ и в ФЭИ. На время освоения процесса производства и выпуска комплекта твэлов, Малых был назначен заместителем главного инженера ЭМЗ и получил неограниченные полномочия на привлечение заводского персонала и оборудования для освоения и организации производства твэлов. На заводе Малых помогала бригада из девяти сотрудников его отдела. Все работали напряженно и много, в основном по 12 часов, а то и больше. А Владимир Александрович перекрывал всех. Временами казалось, что он работал все 24 часа, но при этом всегда был бодр, энергичен, успевал решать возникающие проблемные вопросы, как на заводе, так и в ФЭИ. Преодолев все технологические трудности, к 30 апреля 1954 г. на заводе изготовили комплект твэлов для Первой АЭС.

Значительную роль В.А. Малых в создании Первой в мире АЭС отмечали в своих воспоминаниях Д.И. Блохинцев и Н.А. Доллежаль.

В 1956 г. В.А. Малых получил разрешение ВАК на защиту кандидатской диссертации при отсутствии законченного высшего образования. Защита проходила на Ученом совете ВНИИНМ под председательством академика А.А. Бочвара. Вначале голосовали за присуждение кандидатской степени. Прошло. Затем – за докторскую степень. В итоге ему была присуждена ученая степень доктора технических наук.

За создание Первой в мире АЭС в 1956 г. Владимир Александрович был награжден орденом Ленина. А в 1957 г. вместе с Д.И. Блохинцевым и А.К. Красиным он попал в число первых лауреатов Ленинской премии в ФЭИ. Одновременно от НИКИЭТ эту премию получил Н.А. Доллежаль.

К 1957 г. в ФЭИ сложились практически все научные направления, по которым институт работать вплоть до 1990 г. Эти направления развивались на основе оригинальных идей А.И. Лейпунского, Д.И. Блохинцева, И.И. Бондаренко, В.А. Малых, В.С. Ляшенко. По всем направлениям деятельности требовалось разрабатывать твэлы и другие элементы. В связи с этим продолжался и должностной рост В.А. Малых. В 1962 г. он был назначен начальником технологического сектора ФЭИ, а в 1964 г., кроме того, – заместителем директора института по научной работе. Одновременно, Малых способствовал росту своих сотрудников. Наиболее энергичные и талантливые сотрудники сектора были выдвинуты им на руководящие должности начальников лабораторий и отделов. К ним относятся П.М. Бологов, И.П. Засорин, А.Н. Дерюгин, А.П. Трифонов, Е.И. Стрельцов, Ж.И. Иевлева и многие другие. Росло число технологов, защитивших диссертации.

Технологический сектор стал самым крупным подразделением ФЭИ. Сектор имел возможность разрабатывать элементы и выпускать технические проекты с всесторонним обоснованием их работоспособности. Эксперты обращали внимание на то, что в проектах технологического сектора ФЭИ, в отличие от проектов других организаций, имелся обстоятельный раздел о предреакторных испытаниях элементов. Последние дают сведения, которые невозможно или трудно получить при реакторных испытаниях. Это сведения о поведении элементов при аварийных перегревах и давлении, вибрационных и ударных нагрузках, термических ударах, наличии сквозных дефектов в оболочке, наличии примесей в теплоносителе и др.

В секторе В.А. Малых была сосредоточена вся работа по созданию элементов для ядерных реакторов по всем направлениям института, в том числе:

Перечисленный перечень разработок, проводимых под руководством В.А. Малых, говорит о его насыщенной научно-производственной деятельности в 1960-е годы. Все разработки элементов были сложными и уникальными, при создании которых возникали, казалось бы, неразрешимые проблемы. Во всех случаях Малых проявлял находчивость талантливого конструктора и технолога, умело руководил коллективом, зажигая сотрудников своей энергией и вовлекая их в творческую работу. По словам И.Н. Прилежаевой «после общения с Владимиром Александровичем человек воодушевлялся, появлялось желание работать».

При создании реактора ВТ для ПЛА проекта 705 самой трудной была разработка твэла, начатая в 1961 г. В нем была поднята температура, увеличена продолжительность кампании. За основу был принят твэл для реактора ПЛА проекта 645. В нем было повышено содержание урана и применено покрытие на его оболочке. Первые результаты реакторных испытаний твэла проводившиеся при максимальной температуре были удручающими – твэл выходил из строя, не отработав половины ресурса. Это вызвало тревогу у участников работы и руководителей ФЭИ. В адрес В.А. Малых посыпались нарекания.

Но Владимир Александрович оказался на высоте. Первое, что он сделал – это основательно проанализировал результаты разработки. При испытании происходило разрушение в верхней части твэла, где температура превышала 600 °С. Такая температура возникает тогда, когда реактор отработает 90% кампании. Это означает, что реактор, например, девять первых лет может работать на всех уровнях мощности, обеспечивая максимальную проектную подводную скорость 80 км/час. И только в последний, десятый, год мощность реактора должна быть снижена, чтобы температура на твэле была не выше упомянутых 600 °С, что в свою очередь приведет к снижению скорости лодки до 70 км/ч. Если учесть, что скорость иностранных лодок не превышала 55 км/час, то твэл, вызвавший переполох, оказался не так уж и плох. Такие твэлы были применены в реакторах двух первых ПЛА проекта 705.

Затем была проведена доработка твэла, после чего он прошел полный цикл всестороннего изучения и в 1969 г. был признан работоспособным на всех уровнях мощности в любой период кампании реактора. Разработанные твэлы были применены в реакторах всех ПЛА проекта 705.

Для создания керамических элементов ядерного ракетного двигателя технологическому отделу потребовалась высокотемпературная вакуумная печь со значительной величиной рабочего объема. ВНИИЭТО (г. Москва), занимавшийся проектированием и изготовлением электротермического оборудования, отказался от исполнения заказа ФЭИ, сославшись на невозможность создания печи в требуемые сроки из-за отсутствия опыта проектирования крупных установок.

Владимир Александрович, умевший находить решение сложных научно-технических задач, сформировал группу сотрудников и приступил к созданию печи в ФЭИ. За 4,5 месяца печь была спроектирована и изготовлена. По итогам испытания печи был составлен акт о соответствии полученных характеристик печи техническому заданию. Вскоре состоялась встреча двух министров, которым подчинялись ФЭИ и ВНИИЭТО. Был рассмотрен указанный акт, и ВНИИЭТО получил задание изготовить такие печи для завода по чертежам ФЭИ.

Много энергии было вложено В.А. Малых в создание ЭГК для реактора-преобразователя ТОПАЗ, изделий во всех отношениях очень сложных, требующих применения стойкой при высокой температуре керамики и тугоплавких металлов и сплавов, причем последних – в монокристаллическом состоянии. Для этой цели впервые в нашей стране и мировой практике в 1961 г. была решена проблема изготовления особо тонкостенных труб из молибденовых сплавов и проблема изготовления в промышленных условиях труб из других тугоплавких металлов (ниобия и вольфрама), а также керамики, необходимых, как и молибден, для применения в качестве электродных материалов ЭГК. Задача была решена совместно с ВИАМ, ВИЛС и ВНИТИ. Комплекс этих работ позволил впервые в мире изготовить и пустить в эксплуатацию РП ТОПАЗ.

В разработке ЭГК участвовало большинство специалистов технологического сектора. Создание ЭГК для первого реактора-преобразователя ТОПАЗ сопровождалось непрерывным улучшением его конструкции и технологии. При этом было получено авторских свидетельств на изобретения больше, чем по любой другой теме.

Для решения вопроса промышленного производства ЭГК в ФЭИ были приглашены главные инженеры трех заводов, выпускавших элементы активных зон реакторов. Когда им был показан ЭГК на различных стадиях изготовления, они заявили, что в цехах с имеющимся оборудованием такое сложное изделие произвести невозможно. Надо строить новые цеха. Позже было принято решение об изготовлении ЭГК для всех реакторов-преобразователей в технологическом секторе ФЭИ.

В апреле 1970 г., ко дню 100-летия В.И. Ленина, в ФЭИ был пущен первый в мире термоэмиссионный реактор-преобразователь ТОПАЗ. Малых, сделавший много, как никто другой, для пуска этого реактора, уволился из ФЭИ за два месяца до этого.

Из выше сказанного видна лидирующая роль В.А. Малых в создании элементов активных зон ядерных реакторов различного назначения, разработанных в ФЭИ и введенных в эксплуатацию. Его заслуги были высоко отмечены Правительством: в 1962 г. он был награжден орденом Трудового Красного Знамени, в 1964 г., за участие в разработке ИБР – Золотой медалью ВДНХ, в 1966 г., за успешное создание новых видов техники получил звание Героя Социалистического труда.

Как организатор, В.А. Малых умел работать с людьми. Его день был насыщен звонками, оперативками, встречами. Многим нужен он, многие нужны ему. Задания сотрудникам он давал в форме постановки проблем, оставляя свободу творчеству, инициативе. Всегда подчеркивал важность задачи, перспективы. Владимир Александрович не панибратствовал, со всеми – разумная дистанция и дело. С исполнителями – тактичен. Рабочий день его состоял из двух частей. Первая часть проходила, как сказано выше, а вторая начиналась, когда все уходили домой, и он оставался наедине со своими мыслями в окружении книг. Свидетели этих часов – переполненная пепельница, да горящий допоздна свет. Утром он снова полон энергии, готовых решений по возникшим проблемным вопросам. Его самоотверженность, одержимость, настойчивость, экстраординарность вызывали уважение у сотрудников.

В.А. Малых мог и критиковал начальство, за что, в конце концов, и поплатился. В 1969 г. он написал письмо в ЦК КПСС о ненадлежащем проведении важных работ для ПЛА проекта 705. В конце года состоялось заседание НТС ФЭИ под председательством В.А. Кузнецова о состоянии разработки твэла для ПЛА проекта 705. В решении НТС было отмечено, что твэл разрабатывается с опозданием. Хотя само обсуждение на заседании НТС и его решение казались не очень обидными, но было ясно, что они являются явными упреками в адрес В.А. Малых за его письмо в ЦК КПСС.

В феврале 1970 г. Владимир Александрович уволился из ФЭИ по собственному желанию. В этом же году вышел технический проект на твэл с жидким подслоем для реактора ВТ. Проект состоял из 4-х книг с 90 авторами, среди которых не было фамилии главного разработчика и руководителя В.А. Малых.

Владимир Александрович стал работать в ВНИИ технической информации, классификации и кодирования вначале старшим научным сотрудником, а потом директором этого института.

В.А. Малых прожил сравнительно короткую, но очень яркую жизнь. Фигура его оценивалась неоднозначно как при жизни, так и после смерти. Его любили и боялись, восхищались его талантом и смелостью, удивлялись его работоспособности, напористости и жесткой требовательности к себе и окружающим. У него были недостатки и слабости, но всех покоряли его эрудиция, энергия и преданность делу.

Владимир Александрович вырастил достойную смену специалистов-технологов: В.Д. Банкрашков, П.М. Бологов, И.П. Засорин, В.Д. Петров стали лауреатами Государственной премии, А.П. Трифонов – лауреатом Ленинской премии.

Уход В.А. Малых из ФЭИ вызывает большое сожаление сотрудников технологического отделения до сегодняшнего дня. Пожалуй, лучше всех об этом сказала Ж.И. Иевлева: «Мы часто вспоминаем Владимира Александровича. И это понятно. Мы работаем в зданиях, которые были построены благодаря его усилиям. Лаборатории оснащены уникальными установками, разработанными при его непосредственном участии и руководстве. И главное, у нас еще используются технологии, в разработке которых он участвовал».

После ухода В.А. Малых из ФЭИ его заслуги незаслуженно замалчивались долгие годы, и только в 1993 г., в день его 70-летия, по инициативе В.И. Субботина, научного руководителя института в те годы, была установлена памятная доска с барельефом Владимира Александровича. В 2003 г. состоялось заседание НТС ФЭИ, посвященное 80-летию В.А. Малых, где были отмечены его большие заслуги в области атомной науки и техники.

А.Н. Дерюгин, Л.И. Игнатова, Н.Н. Кункин,
В.А. Соловьев, А.П. Трифонов
(Из книги: «Физико-энергетический институт: летопись в судьбах» – Обнинск: ГНЦ РФ – ФЭИ, 2006)